Административное право

Как наказывают чиновников в сингапуре

Как наказывают чиновников в сингапуре

Как победили коррупцию в Сингапуре

16 мая 2013 125 Сингапур — страна, победившая коррупцию буквально за 40 с небольшим лет. При этом удалось не только избежать массовых расстрелов чиновников, как в Китае, но и даже обойтись без особо жестких репрессий.Когда британцы в середине 50-х годов покинули свою колонию — Сингапур, гражданам Сингапура досталась очень слабая законодательная база, практически необразованное население, низкие зарплаты, непрозрачная экономика, повсеместная коррупция. И крайне смутные перспективы.

Ли Куан Ю вместе со своей партией «Народное действие» выиграл выборы и стал премьер-министром, именно он стал символом борьбы с коррупцией, лозунгом которого был: «Хочешь победить коррупцию, будь готов отправить за решётку своих друзей и родственников.».Как вы уже поняли, одной из первых задач, которой занялась команда Ли Куан Ю, стало уничтожение коррупции и повышения доверия и уважения к государству среди населения.Антикоррупционная кампания состояла из четырех элементов, первым из которых стало создание мощной независимой службы по борьбе с коррупцией. От британского колониального правительства осталось Бюро по расследованию коррупции — БРК, но его полномочия были крайне путаны, и занимались его сотрудники очень мелкими делами в нижних и средних эшелонах полиции, среди инспекторов, контролировавших лоточную торговлю, инспекторов по землеустройству и т.д. Ли Куан Ю значительно усилил БРК, переподчинил его премьеру Сингапура и наделил поистине безграничными полномочиями.Лишить чиновников неприкосновенностиПараллельно всех чиновников и их семьи лишили неприкосновенности.

Агенты БРК получили право проверять банковские счета, имущество не только самих чиновников, но и их детей, жен, родственников и даже друзей! Если клерк и его семья живут не по средствам, бюро автоматически, не дожидаясь команды сверху, начинает расследование. Расследования БРК были сосредоточены на крупных взяточниках в высших эшелонах власти.

С мелкими чиновниками-жуликами боролись путем упрощения процедур принятия решений и удаления всякой двусмысленности в законах, вплоть до отмены разрешений и лицензирования в менее важных сферах общественной жизни.

Параллельно судам было предоставлено право конфисковывать доходы, полученные в результате коррупции.В 1989 г. максимальную сумму штрафа за коррупционные действия увеличили с 10 до 100 тысяч сингапурских долларов.

Дача ложных показаний БРК или введение следствия в заблуждение стало нарушением, каравшимся тюремным заключением и штрафом до 10 тысяч сингапурских долларов. Причем БРК не раз проводило расследования и в адрес самого Ли Куан Ю, и в адрес его семьи, но результатов они не имели.

За время деятельности БРК было посажено несколько федеральных министров, глав профсоюзов, общественных деятелей, топ-менеджеров государственных компаний.Без компромиссовВот один из эпизодов, как власти Сингапура призывали к ответу высокопоставленных чиновников. Ви Тун Бун был министром министерства охраны окружающей среды в 1975 году, когда он совершил поездку в Индонезию со своей семьей.

Поездка была оплачена подрядчиком, строившим жилье, интересы которого он представлял перед государственными служащими. Он также получил от этого подрядчика особняк стоимостью 500 тысяч сингапурских долларов, а также два кредита на имя его отца на общую сумму 300 тысяч сингапурских долларов для спекуляций на фондовом рынке, которые были выданы под гарантии этого подрядчика.

Он был обвинен, осужден и приговорен к четырем годам и шести месяцам тюрьмы.

Он обжаловал приговор, но обвинение было оставлено в силе, хотя срок заключения и был уменьшен до 18 месяцев.Жить по средствамВторой элемент антикоррупционной программы: в Сингапуре была фактически введена презумпция виновности агента правительства, любого государственного ведомства или государственной общественной организации. В 1960 г. был принят закон, который позволял считать доказательством взятки то, что обвиняемый жил не по средствам или располагал объектами собственности, которые он не мог приобрести на свои доходы, как подтверждение того, что обвиняемый получал коррупционные доходы.Любое вознаграждение, полученное чиновником от лица, искавшего связи с правительством, будет считаться заплаченным коррупционным путем в качестве стимула или награды, пока не доказано обратное. Это фактически переносит бремя доказывания своей невиновности на служащего, который должен убедить суд, что вознаграждение не было получено в рамках коррупционной схемы.

В случае, если вина чиновника доказана, то его имущество подлежит конфискации, чиновник платит огромный штраф, садится в тюрьму на достаточно приличный срок. При этом его семья считается опозоренной, и никто из членов семьи хорошую работу в Сингапуре найти не сможет.Большая зарплата как залог порядочностиТретий элемент — были радикально повышены зарплаты чиновников.

Ли Куан Ю утверждал, что госслужащим стоит платить самые большие зарплаты потому, что они заслужили это, представляя собой порядочное и честное правительство. Если им недоплачивать, они могут поддаться соблазну и вовлечься в коррупционные действия.Повышение зарплат привело к тому, что в государственный сектор перешли лучшие специалисты.

Когда в стране начался быстрый экономический подъем, заработная плата чиновников начала расти пропорционально доходам частного сектора. Госслужащим и судьям, занимающим ответственные посты, были подняты зарплаты до уровня топ-менеджеров частных корпораций. Первоначально заработная плата была установлена фиксировано на высоком уровне.Ли Куан Ю посчитал эту систему неэффективной и предложил новую, согласно которой пересмотр жалованья министров, судей и высших государственных служащих стал бы автоматическим, привязанным к сумме налогов на доходы, уплачиваемых частным сектором.

Сама формула расчета заработной платы, которая работает до сих пор, выглядит так: уровень оплаты труда чиновника определялся как 2/3 дохода работников частного сектора сопоставимого ранга, показанного ими в налоговых декларациях.Фактор СМИЧетвертый элемент — формирование независимых, объективных СМИ, освещавших все найденные факты коррупции.

Чиновник, пойманный на чрезмерных расходах, взятке, сразу же становится «героем» первых полос.Вот кратко об основных шагах к успеху в борьбе с коррупцией. Первоисточник:http://hvylya.org/analytics/politics/kak-pobedili-korruptsiyu-v-singapure.html Мы в Ли Куан Ю:

«Русские — не те, кого можно выбросить на свалку истории»

Сингапур – пример для России? Военное обозрениев Яндекс Новостях Военное обозрениев Google Новостях

«Спасибо, но лучше не надо».

Как борются с коррупцией в Сингапуре

16.05.2014 00:03 37438 На встречу с собеседником из МИД Сингапура я явился не с пустыми руками — привёз в качестве сувениров матрёшку и банку красной икры. Увы, мне пришлось забрать их назад: чиновник наотрез отказался от подарков.

«Прошу прощения: нам запрещено брать презенты, — развёл он руками. — Да, по закону можно принять сувенир на сумму до 100 долл.

Однако на практике придётся заполнить кучу бумаг и отдать икру на экспертизу, чтобы официально подтвердили её стоимость.

Затем меня вызовут на допрос, чтобы выяснить, не сообщил ли я в обмен на подарок коммерчески важную информацию.

Спасибо, но лучше не надо». После такого уже не удивляешься, почему согласно рейтингу организации Transparency International Сингапур находится на 5-м месте среди стран с наименьшим числом случаев коррупции (Россия в этом рейтинге в самом низу — под номером 127). А ведь ещё не так давно азиатский остров у экватора считался «болотом»: тут брали взятки за устройство в школу, попадание без очереди к врачу, полиция за деньги отпускала пьяных водителей, даже самые мелкие чиновники купали своих любовниц в шампанском.

Как у сингапурцев получилось расправиться со взяточниками?

Статья по теме — 75% населения нашего города — китайцы, — рассказывает Виджай Сингх, доктор исторических наук.

— Остальные — малайцы и индусы. Как и у вас в России, у всех трёх наций исторически положено ублажить подарком нужного человека — это просто уже в крови.

За любую услугу чиновники всегда требовали «компенсацию», и никто этим не возмущался.

Аналитики говорили: коррупция в Азии — часть местной культуры, победить её невозможно. И, когда тогдашний премьер Ли Куан Ю провозгласил старт войны со взятками, народ над ним откровенно посмеялся, считая это дешёвой показухой.

Реформы начались круто: в 1970 г. в Сингапуре уволили поголовно всю (!) полицию. Ли Куан Ю (руководитель города-государства до 1990 г.) рассудил трезво: если человек — закоренелый взяточник, бесполезно надеяться, что он станет работать честно даже после повышения зарплаты.

Многие полицейские чины находились на содержании у организованной преступности — триад.

Прошёл месяц, и лидеры триад вдруг исчезли: их объявили в розыск, но так и не нашли. Вероятно, паханов расстреляли без суда и следствия, хотя МВД Сингапура отказывается подтвердить этот факт. Оставшись без «королей», мафиозные группировки быстро распались. А с ними пропал и повод для взяток: нет преступников — некому и полицию подкупать.

А с ними пропал и повод для взяток: нет преступников — некому и полицию подкупать.

Теперь в современном Сингапуре в органы правопорядка принимают с массой условий — проверяют не только кандидата на должность, но и всю его семью.

Работают на совесть — я убедился лично, когда пришлось разбираться с гостиницей после попытки обмана при расчёте за проживание. Приехавший патруль спокойно решил проблему всего за 15 минут — без кучи бумаг и долгих допросов. — Другим серьёзным шагом стало укрепление Бюро по расследованию случаев коррупции (БРК), — объясняет Абдалла Вахид Шах, экс-консультант МВД Сингапура.

— Это учреждение было основано ещё в 1952 г. британскими колонизаторами, но работало сугубо для галочки.

Ли Куан Ю сказал историческую фразу: «Начав бороться со взяточничеством, первым делом посади трёх своих друзей. Вы точно знаете, за что, и они знают, за что».

В 1974 г. парламент принял закон: БРК имеет право начать расследование в том случае, если госслужащий или его родственники живут не по средствам. Презумпция невиновности отсутствует: не следствие, а сам чиновник (!) обязан доказать, на какие деньги построил роскошный дворец либо купил «Мерседес». Е­сли не докажет, это автоматически считается взяткой и служащего отдают под суд.

При приёме на госслужбу требуется указать банковские счета, имущество жены, отца и матери, братьев и сестёр.

На должность никогда не возьмут человека с долгами и банковскими кредитами: ведь должники, как правило, наиболее уязвимы для коррупции.

Статья по теме Самое минимальное наказание за коррупцию в Сингапуре — штраф в 100 тыс. местных долл. (2 млн 800 тыс.

руб.), конфискация имущества и тюремное заключение от 10 лет.

В министерствах агенты БРК часто устраивают внезапные облавы и проверки — в народе такие акции называют «сезон мёртвых взяточников».

Помимо кнута используется и пряник — огромная зарплата. Судьи в Сингапуре получают 1 млн (!) долл. США в год, такое же жалованье у высших чиновников.

Арестовывают ли членов правительства? Да, неприкасаемых здесь нет. В тюрьме оказался Ви Тун Бун, министр охраны окружающей среды Сингапура, за счёт взяткодателей отдохнувший на курорте в Индонезии.

Министр национального развития Те Цзиван после уличения во взятке и вовсе покончил жизнь самоубийством.

Наконец, уже в феврале этого года осудили самого экс-главу Бюро по расследованию случаев коррупции Эдвина Йео: директор совершил 372 поездки в казино, проиграв там 400 тыс. казённых долл. И хотя Йео возместил долг, он сел на 10 лет по другому поводу: согласно закону госслужащий должен обязательно отчитываться о каждом посещении казино и декларировать, сколько он потратил денег. Наши чиновники, когда приводишь в пример Сингапур, всегда отвечают: дескать, в городе-государстве живёт 5 млн человек — за ними легче следить.

Да, так оно и есть. Но вряд ли малочисленность населения Сингапура объясняет тот факт, что в России министр крадёт миллиард и не садится в тюрьму, жена столичного экс-мэра становится самой богатой женщиной страны, а депутаты в декларациях имущества указывают ржавые машины и деревенские сараи. Интересно, сколько ещё всё это будет продолжаться? Думается, мы смогли бы победить коррупцию, но для сражений со взяточниками мало сменить табличку «милиция» на «полиция».

Как в своё время заявлял Ли Куан Ю,

«если люди во власти не являются образцом честности, борьба с коррупцией невозможна»

. Увы, добавить к этому мне нечего.

Как Сингапур победил коррупцию

18 мая 20183 тыс. прочитали5,5 мин.4,2 тыс. просмотров публикацииУникальные посетители страницы3 тыс. прочитали до концаЭто 71% от открывших публикацию5,5 минут — среднее время чтенияЛи Куан Ю, автор «сингапурского экономического чуда», сумел превратить страну «третьего мира» в государство с передовой экономикой и низким уровнем коррупции.

Как это у него получилось.К моменту обретения независимости (1965 г.) Сингапур находился в плачевном состоянии – бедность большей части населения, казнокрадство и взяточничество были неотъемлемой частью жизни государства. Стране катастрофически не хватало природных ресурсов – импортировать приходилось даже пресную воду и строительный песок.Британские колониальные власти хоть и оставили в наследство действенную систему управления, но она была бессильна перед тем уровнем коррупции, который захлестнул Сингапур.

Борьбу со злоупотреблениями в органах власти сильно осложняло то, что многие чиновники были вовлечены в коррупционную схему.Развитию коррупции способствовал скромный заработок государственных служащих в сравнении с сотрудниками коммерческого сектора. Более того, значительная часть населения имела чрезвычайно низкий уровень образования и правовой культуры. В такой ситуации взятки были единственным средством повысить свой достаток.Человеком, которому удалось преломить ситуацию в стране стал Ли Куан Ю.

Со своей партией «Народное действие» в июне 1959 года он победил на выборах и занял должность премьер-министра. «Группа буржуазных, получивших английское образование, лидеров» – как называла себя новая партия – не медля приступила к наведению порядка в социальной, правовой и экономической сферах. Решимость, с которой Ли Куан Ю начал свои реформы, лучше всего характеризует его высказывание: «Хочешь победить коррупцию, будь готов отправить за решётку своих друзей и родственников».

Решимость, с которой Ли Куан Ю начал свои реформы, лучше всего характеризует его высказывание:

«Хочешь победить коррупцию, будь готов отправить за решётку своих друзей и родственников»

. Отныне в стране правил Закон.

Перед ним были все равны – будь-то чиновник среднего звена или член парламента.По мнению нового правительства, чтобы справиться с должностными преступлениями нужно было под корень ликвидировать прижившуюся схему: власть – деньги – коррупция. Для этих целей Министерством финансов была разработана специальная антикоррупционная программа, которая включала в себя ряд мер. Вот некоторые из них:– обеспечение прозрачности контроля нижестоящих чиновников вышестоящими; – ведение ротации чиновников, чтобы избежать формирование коррупционных связей; – проведение внезапных инспекций – совершенствование процедур взаимодействия с гражданами и организациями с целью исключения бюрократических проволочек; Партия Ли Куан Ю также заботилась о формировании независимых и объективных СМИ, которые беспристрастно бы освещали все коррупционные скандалы.Одной из важнейших мер эффективного противодействия коррупции стало повышение зарплат чиновникам.

«Они это заслужили своей порядочной и честной работой»

, – так рассуждал Ли Куан Ю.

По мнению политика, если госслужащим не доплачивать, то врядли удастся избежать «утечки мозгов» в коммерческий сектор.Именно стабильная и обеспеченная власть – залог успешного управления страной.

Повышение достатка чиновников быстро дало о себе знать – на государственную службу перешли лучшие специалисты. А с наступлением бурного экономического подъема заработная плата чиновников стала расти пропорционально доходам частного сектора.Дело в том, что Ли Куан Ю видоизменил традиционную схему доходов высших должностных лиц.

Теперь пересмотр жалованья министров, судей и высших государственных служащих стал автоматически привязанным к сумме налогов на доходы, уплачиваемой частным сектором.

Формула зарплат чиновников, работающая до сих пор, выглядит так: уровень оклада госслужащего определялся как 2/3 дохода работника частного сектора сопоставимого ранга, отмеченного им в налоговой декларации.От британского колониального правительства сингапурцам досталось Бюро по расследованию коррупции (БРК), которое в народе называли «Бюро по расследованию заразной жадности». Директор Бюро за свою деятельность нес непосредственную ответственность перед премьер-министром страны.

Основные функции БРК – рассмотрение жалоб о злоупотреблении служебным положением, случаях халатности, небрежности и взяточничества, допущенных государственными служащими.Бюро было наделено авторитарными полномочиями. Оно имело право без решения суда задерживать и обыскивать подозреваемых в коррупционной деятельности, проверять их банковские и долевые счета.

Бюро также могло вести дело в отношении родственников подозреваемого, вызывать на допрос любых свидетелей, а также расследовать правонарушения, возникшие по ходу изучения дела.

БРК было в праве привлечь к ответственности абсолютно любого гражданина независимо от его статуса, ранга и вероисповедания.

Исключения для высших госслужащих, что, к примеру, существует в России, не делалось.

Но особо пристальное внимание уделялось сотрудникам тех государственных органов, которые по долгу службы занимают потенциально коррупциогенные должности.

Чиновник, который был уличен в коррупционной деятельности лишался работы, пенсии и всех льгот.Есть интересные цифры, приведенные сотрудниками Гарвардского университета. Они подсчитали, что снижение коррумпированности страны с уровня Мексики до уровня Сингапура обеспечит государству экономический эффект, сопоставимый с возрастанием суммы налогов на 20%.

К примеру, в России эта сумма перекроет бюджетные ассигнования в науку, образование и здравоохранение вместе взятые.В 1989 году БРК посчитало, что минимальная сумма штрафа за коррупционную деятельность недостаточна и увеличило ее с 10 тыс.

до 100 тыс. сингапурских долларов.

Кроме этого, дача ложных показаний или попытка ввести следствие в заблуждение стала караться тюремным заключением и штрафом в 10 тыс.

сингапурских долларов. От всевидящего ока этого карающего органа не мог укрыться даже сам премьер-министр. БРК не раз проводило расследования и в отношении Ли Куан Ю, и в отношении членов его семьи, правда, результатов они не имели.

Но за время деятельности БРК было отправлено за решетку несколько федеральных министров, общественных деятелей, глав профсоюзов и топ-менеджеров государственных компаний.Вот одна из нашумевших историй, когда пред судом предстал крупный государственный чиновник – глава министерства охраны окружающей среды Ви Тун Бун.
Но за время деятельности БРК было отправлено за решетку несколько федеральных министров, общественных деятелей, глав профсоюзов и топ-менеджеров государственных компаний.Вот одна из нашумевших историй, когда пред судом предстал крупный государственный чиновник – глава министерства охраны окружающей среды Ви Тун Бун.

В 1975 году он с семьей предпринял поездку в Индонезию.

Но поездка была оплачена не из собственного кармана чиновника, а подрядчиком, строившим ему жилье, интересы которого Ви Тун Бун представлял перед государственными служащими.Более того, министр также получил от подрядчика особняк стоимостью 500 тыс.

сингапурских долларов и два кредита, которые он оформил на имя своего отца на общую сумму 300 тыс.

сингапурских долларов для спекуляций на фондовом рынке. После обвинения и судебного процесса Ви Тун Бун был приговорен к четырем годам и шести месяцам лишения свободы. Приговор был обжалован. Суд обвинение оставил в силе, хотя срок заключения сократил на 18 месяцев.

Нулевая коррупция Сингапура: миф или реальность?

В политизированной тусовке России нынче моден откуда-то взявший миф о том, как в Сингапуре искоренили коррупцию.

«Да, все просто, – гласит этот миф, и его с полной уверенностью лидеры партий и фракций тиражируют на различных политических дебатах и форумах, – Ли Куан Ю пришел к власти, увидел весь этот ужас, расстрелял парочку своих ближайших друзей и соратников, все тут же и кончилось»

.

В мифе звучит намек – коррупцию можно истребить только сверху и самым жестоким образом.

На самом деле все было не так.

Расстрелов точно не было, а вот трупы были – в основном политические, но один был и реальный. Впрочем, это было так давно, что рассказывать лучше в конце всей истории. Страна, в которой, как считают эксперты, коррупция наименее развита, получает 100 баллов.

С 1997 года в этом авторитетном обзоре Сингапур стабильно считается наименее коррумпированной страной Азии и традиционно получает оценку, близкую к 100. Другая международная организация «Транспарэнси интернэшенл» (Transparency International) уже 15 лет называет Сингапур среди семи наименее коррумпированных государств мира.

Singapore Inc. Лет десять назад я получил коротенькое письмецо из Сингапура. Его написал мой хороший приятель, дипломат из Генерального консульства Японии во Владивостоке, служивший здесь лет 6 в пору великой российской смуты и по-своему полюбивший Приморье, однако срок его службы вышел, и МИД отправил его «отогреваться» после Владивостока, сидевшего тогда то без света, то без воды.

Японский дипломат писал в почти родной Владивосток:

«Вы не поверите, но то, что в России принято называть «демократией»

, а Вы, как журналист, называете «свободой слова», в Сингапуре практически отсутствует.

В парламенте вроде бы и есть 3 партии, но 98 процентов мест занимает правящая. Можно получать любую газету мира, но местная пресса исключительно лояльна к правительству. Эта страна похожа на одну большую корпорацию, все граждане которой расположены по иерархии в штатном расписании и лично заинтересованы в успешной финансово-экономической деятельности этой большой фирмы, которую можно назвать «Сингапур Инкорпорейтед»… Наверное, в этом наблюдении, которое в дружеской переписке мимоходом сделал японский дипломат, и кроется существо «сингапурского антикоррупционного чуда».
Эта страна похожа на одну большую корпорацию, все граждане которой расположены по иерархии в штатном расписании и лично заинтересованы в успешной финансово-экономической деятельности этой большой фирмы, которую можно назвать «Сингапур Инкорпорейтед»… Наверное, в этом наблюдении, которое в дружеской переписке мимоходом сделал японский дипломат, и кроется существо «сингапурского антикоррупционного чуда». Как в бизнесе назовут сотрудника компании, который умыкнул некую сумму из общего оборота?

– Вором, мошенником, крысятником, но никак не коррупционером… И тем более удивительны мифы о Сингапуре, которые вдруг стали примером для российской политической элиты. Применим ли для России опыт этой страны, которая стала таковой лишь в 1965 году, в которой, как в тигле, переплавлены все основные нации Юго-Восточной Азии, но титульной – сингапурской – так до сих пор не существует, где сложились очень своеобразные политические механизмы, а гражданское общество базируется скорее на конфуцианских традициях, нежели на возможности каждого члена общества влиять на жизнь страны?

Колониальное достояние Как это ни странно, но главный инструмент, до сих пор позволяющий очищать сингапурское общество от коррупционной чумы, был создан угнетателями и поработителями, на волне освобождения от которых и сформировался нынешний правящий класс Сингапура. Это Бюро по расследованию коррупции (БРК – Corrupt Practices Investigation Bureau). Оно было основано англичанами в 1952 году для борьбы со взяточниками в нижних чинах полиции, инспекций по контролю лоточной торговли, землеустроителей, которые по долгу службы должны были пресекать действия тех, кто занимал общественные места и дороги для «левых» ларьков и киосков или строил хижины на государственных землях.

Но за подношение такие самозахваты или торговля без патента чаще всего не замечались.

И когда партия народного доверия во главе с Ли Куан Ю в 60-е пришла к власти, национальные освободители воспользовались старым добрым английским скальпелем.

Сам Ли Куан Ю пишет в своих мемуарах об этой антикоррупционной политике с явной гордостью: «Мы решили сосредоточить внимание БРК на крупных взяточниках в высших эшелонах власти.

В 1960 году изменили устаревший «Закон о борьбе с коррупцией» (Anticorruption Law), принятый в 1937 году, и расширили определение взятки так, что оно стало включать любые блага, имевшие какую-либо стоимость. Поправки к законам дали широкие полномочия следователям, включая поиск, арест и расследование банковских счетов и банковских документов подозреваемых и их жен, детей и агентов.

Отпала необходимость доказывать, что человек, получивший взятку, действительно имел возможность оказать требуемую услугу. Налоговые инспектора обязаны были выдавать любую информацию, касавшуюся подследственного. Существовавший закон, который гласил, что показания сообщника недействительны, если не подтверждались еще кем-либо, был изменен, чтобы позволить судье приобщать показания сообщников к делу.

Наиболее важное изменение в законе позволяло судам трактовать то обстоятельство, что обвиняемый жил не по средствам или располагал объектами собственности, которые он не мог приобрести на свои доходы, как подтверждение того, что обвиняемый получал взятки. Директор БРК, работая под эгидой канцелярии премьер-министра, обладал властью расследовать действия любого служащего и любого министра.

Он справедливо заслужил репутацию борца с теми, кто предал доверие людей.

С 1963 года мы ликвидировали анонимность, то есть ввели обязательное правило для свидетелей, вызываемых БРК для дачи информации, представить себя.

В 1989 году мы увеличили максимальный штраф, налагавшийся за коррупцию, с 10 000 до 100 000 сингапурских долларов.

Дача ложных показаний БРК или введение следствия в заблуждение стало нарушением, каравшимся тюремным заключением и штрафом до 10 000 сингапурских долларов. Суды были уполномочены проводить конфискацию доходов, полученных в результате коррупции».

И возникает вопрос, во многом риторический: применим ли подобный опыт для России с ее богатыми традициями царской охранки, НКВД, КГБ? Ответ пусть дает читатель… Скелеты в шкафах Дыма без огня не бывает… Откуда же в мифах о стране, победившей коррупцию, постоянно фигурируют близкие друзья Ли Куан Ю, которых тот «поставил к стенке»? Вот несколько историй. Тан Киа Ган – действительно давний приятель Ли Куан Ю еще со времен, когда Тан возглавлял профсоюз авиакомпании «Малэйжиен айрвейз», а Ли был там юридическим советником.

Затем Тан стал министром национального развития, а потом, проиграв выборы, снова вернулся в совет директоров той же авиакомпании и начал выступать против закупки самолетов «Боинг». Представители «Боинга» аккуратно проинформировали правительство, что позиция Тана «против» была бы изменена за вознаграждение.

Состав предполагаемой коррупционной сделки так и не был доказан, но Ли Куан Ю публично заявил, что Тан небезупречен в делах с «Боингом», и он был изгнан. Бизнес у него не задался, потому что никто в Сингапуре не хотел иметь с ним дел, и бывший министр превратился в человеческую развалину. Другой друг Ли с 50-х годов, Ви Тун Бун, тоже министр – охраны окружающей среды, был уличен в получении особняка от подрядчика и оплаченных поездках с семьей в Индонезию.

В этом случае суд состоялся, он получил срок 4,5 года, отсидел полтора. Теперь на свободе, но что с ним – никому неизвестно. Еще один министр национального развития Те Чин Ван получил 800 000 долларов наличными за предоставление застройщикам участков государственных земель, и когда БРК по доносу одного из партнеров Те начала расследование, покончил с собой.

В предсмертной записке, адресованной лично Ли Куан Ю, он написал: «Как благородный восточный джентльмен я считаю, что будет справедливо, если я заплачу за свою ошибку самую высокую цену.

Искренне Ваш, Те Чин Ван». * * * Как бы там ни было, но любые примеры «зарубежного успеха» в тех или иных областях, особенно политические или общественные, требуют очень критичного взгляда. Азиатские примеры особенно… Владимир ОЩЕНКО, «Дальневосточный капитал».

Как в Сингапуре искоренили коррупцию?

29 июля 2020396 прочитали2,5 мин.630 просмотров публикацииУникальные посетители страницы396 прочитали до концаЭто 63% от открывших публикацию2,5 минуты — среднее время чтенияВзяточничество и воровство на всех уровнях управленческой вертикали остаётся одной из главных проблем развитых стран.

Помимо выраженных социальных противоречий, это приводит к уходу части экономики в тень и провоцирует принятие неоптимальных решений, которые могут нарушить хрупкую стабильность всей системы.Боролись с коррупцией по-разному, но почти всегда – без особого успеха. Нечистых на руку должностных лиц уговаривали «вести себя хорошо», сажали или даже казнили. Но на одно «освободившееся место всегда приходили новые люди, и бесконечный круг замыкался.В Сингапуре на заре его независимости (середина 1960-х годов) тоже столкнулись с подобной проблемой, которая, к тому же, отягощалась крайней бедностью населением, дефицитом, нестабильной денежной системой и отсутствием хоть каких-то экспортных товаров.

«Наследство», доставшееся стране после второй мировой войны и столетия британского протектората, было крайне тяжелым. Всё шло к тому, что коррупция «съест» все преимущества и выгоды независимости, превратив Сингапур в ещё одну банановую республику.Но Ли Куан Ю (Lee Kuan Yew), ставший премьером в 36 лет (июнь 1959 года), понимал, что дальнейшее развитие страны несовместимо с коррупцией.
Всё шло к тому, что коррупция «съест» все преимущества и выгоды независимости, превратив Сингапур в ещё одну банановую республику.Но Ли Куан Ю (Lee Kuan Yew), ставший премьером в 36 лет (июнь 1959 года), понимал, что дальнейшее развитие страны несовместимо с коррупцией. Меры, которые были предприняты для её искоренения, часто называют жестокими, но они оказались более чем эффективными.

Но многие аналитики считают, что именно полная победа над коррупцией (очень редкая ситуация в новейшей истории) позволила Сингапуру совершить настоящее экономическое чудо, превратившись из бесперспективного и бедного на полезные ископаемые клочка земли в стремительного азиатского тигра, нацелившегося на мировое лидерство.Источник: www.bbc.com. Ли Куан Ю на выборах в Сингапуре в 1958 годуЗачастую люди, стремящиеся во власть, искренне убеждены в необходимости перемен.

Но, столкнувшись с каждодневной жизнью, они понимают своё бессилие и смиряются с реальностью, данною в ощущениях (помните курс общей философии?). Ли Куан Ю не сдался. Однажды он заявил, что готов отправлять за решётку даже своих друзей и родственников, если они будут уличены во взятках.И не только заявил, но и сделал.

Тогда в тюрьмы сажали чуть ли не в конвейерном режиме. Сажали всех, без различия в чинах и званиях. Многих – надолго. Кого-то – навсегда.

Самые активные и дерзкие вообще пропадали без следа.

В этом отношении новый премьер в чём-то повторял путь Пиночета, но ему всё же удалось обойтись без массовых репрессий. В итоге железная воля победила.

Стало ясно, что новые веяние, которые все считали сиюминутными, пришли всерьёз и надолго.Дополнительно к репрессивным мерам была разработана и внедрена особая антикоррупционная программа, которая со временем доказала свою эффективность.Её основные положения:

  1. Спонтанные инспекции, проводимые независимой службой.
  2. Система ротации должностных лиц.
  3. Прозрачный контроль работы чиновников всех рангов.
  4. Упрощение процедуры обращения граждан в инстанции всех уровней.
  5. Формирование и поддержка независимых СМИ, которые получили право критиковать власть и выискивать коррупционные случаи.

Благодаря этому война со взятками, которая обычно напоминает борьбу с ветряными мельницами и эффективна не более, чем труды древнегреческого Сизифа, стала приносить реальные плоды.Один из самых неочевидных и критикуемых поначалу шагов нового премьера – существенное повышение оклада чиновников. Но логика, движимая Ли Куан Ю, оказалась железной и неопровержимой. Он считал, что должностное лицо, получаемое достаточную для безбедной жизни зарплату, вряд ли станет воровать и займётся своим прямым делом.Так оно на самом деле и получилось.

Приятным «бонусом» стал приход на госслужбу знающих молодых управленцев, у которых ещё остались какие-то идеалы.

Они получили возможность эффективно работать и не думать о потенциальных «левых» заработках.Последним камнем в огород критиков стало радикальное изменение схемы расчёта дохода высших должностных лиц. Теперь она привязывалась к величине налогов, выплачиваемых частным сектором. Другими словами, если бизнес работал, чиновники получали больше, если боролся со взятками – намного меньше.

Такая схема сохраняется и поныне: з/п госслужащего определяется как 2/3 от доходов работника частного сектора экономики сопоставимого ранга.Эта структура досталась новому руководству в наследство от англичан, но схема её работы была сильно пересмотрена. По сути, БРК стал своеобразным бюро расследований, но, в отличие от именитого американского «коллеги», служба не гнушалась брать на себя репрессивно-карательные функции.

Интересно, что бюро подчинялось непосредственно премьер-министру, поэтому шанс «перекупки» сотрудников был минимальным. Поставщиками информации для БРК стали сами жители Сингапура. Все жалобы на злоупотребления, взяточничество, халатность в работе и превышение служебных полноОсновные полномочия и права (без решения суда!):

  1. Проверка долевых и банковских счетов.
  2. Обыски.
  3. Вызов на допрос любых свидетелей без какого-либо почтения к чинам и званиям.
  4. Расследование в отношении родственников подозреваемых, благодаря чему квартиры, записанные на тещу и вклады на имя жены выявлялись без всяких проблем и арестовывались.
  5. Задержания подозреваемых.

Самое пристальное внимание уделялось особо «опасным» должностям, где риск коррупционной составляющей был максимальным.

Вариантов санкций было довольно много, но чаще всего это увольнение с работы с «волчьим билетом», лишение государственной пенсии и любых льгот.

По самым приблизительным подсчётам, снижение уровня коррумпированности по экономическому эффекту было эквивалентно уменьшению налогового бремени на 20%. А мы ещё удивлялись, как государство с низкими сборами способно обеспечить настолько высокий уровень жизни для своих граждан.За всё время работы БРК было наложено множество штрафов, которые в 1989 году были подняты буквально на порядок (минимум 100000 SGD).

Финансовыми санкциями карались не только коррупционеры, но и любая попытка ввести следствие в заблуждение (в этом случае добавлялось тюремное заключение).За всё время работы бюро «в расход» пошли несколько государственных министров, топ-менеджеров, глав профсоюзов и общественных деятелей. Говорят, были даже предприняты попытки дискредитировать и посадить самого Ли Куан Ю, но найти криминал в действиях Отца сингапурского экономического чуда не удалось.Можно ли применить рецепты, выведенные Лучшим премьер-министром XX века (безо всякой иронии) в реалиях современной России или любой другой страны бывшего СССР?

Ответ на этот вопрос, увы, всё ещё неизвестным. Но хочется надеяться, что коронная фраза «Вор должен сидеть в тюрьме («Место встречи изменить нельзя, 1979 год) когда-нибудь станет непосредственным руководством к действию и у нас.Данная статья написана авторами ведущего корпоративного бизнес-портала о международной защите и диверсфикации активов. По вопросам ведения бизнес-деятельности в Сингапуре обращайтесь по эл.

адресу .

Коррупция в Сингапуре и методы борьбы с ней в 2021 году

Взяточничество и хищения из государственной казны были серьезной проблемой Республики Сингапур с момента обретения ею независимости в 1965 году.

Однако благодаря новому лидеру – Ли Куан Ю такая проблема, как коррупция в Сингапуре, была решена оперативно и эффективно. И сейчас страна может гордиться одним из самых низких уровней коррумпированности власти в мире.Содержание Ли Куан Ю вошел в мировую историю как президент Сингапура, победивший коррупцию, причиной которой был низкий уровень жизни в стране и маленькие заработные платы госслужащих.Говоря о том, как боролись с коррупцией в Сингапуре, следует назвать следующие меры:

  1. введена ротация чиновников;
  2. налажена система взаимодействия с гражданами, сообщающими о фактах нарушений.
  3. введена система внезапных проверок вместо запланированных;
  4. обеспечена прозрачность проверок нижестоящих чиновников вышестоящими;
  5. обеспечено поощрение работы независимых СМИ;

Все эти меры дали ощутимый результат.

Кроме того, была повышена чиновников, что позволило привлечь на работу в органы власти лучших специалистов и сформировать в стране прослойку профессиональных обеспеченных госслужащих. В настоящее время оклад чиновника составляет 2/3 дохода сопоставимого с ним по рангу работника частной корпорации.

Таким образом сотрудники государственных органов утратили мотивацию к взяточничеству.

Неудивительно, что руководитель, победивший коррупцию в Сингапуре, пользуется в стране таким уважением. Борьба с коррупцией в Сингапуре была ориентирована на три важнейших направления:

  • Максимальное упрощение государственных процедур;
  • Ужесточение наказаний за выявленные факты нарушений.
  • Исключение из госаппарата взяточников;

Успешность проводимой антикоррупционной политики обеспечили обширные реформы в области законодательства. Все назначения чиновников стали прозрачными и понятными.

Свою роль сыграла и жесткая регламентация служебных полномочий каждого чиновника.Опыт борьбы с коррупцией в Сингапуре свидетельствует о том, что новое правительство поставило во главу угла человеческий фактор и доверие населения.Коррупция была названа угрозой, препятствующей успешному развитию страны. В результате «быть честным и неподкупным» стало нормой общества, отклонение от которой осуждается и сурово наказывается.Неслучайно то, как победил коррупцию Сингапур, является примером для всего мира.

Большая часть населения страны – китайцы. Нормы их культуры не позволяли обращаться к чиновникам без «подарка», и со временем должностные лица сами стали требовать такие «подарки». И это считалось в порядке вещей.

Поэтому новое руководство страны поставило задачу изменить ситуацию в корне, внедрив в сознание людей новые стандарты. Обществу была сделана так называемая «прививка честности»: коррупционные скандалы подробно освещались, велась активная работа с населением, к управлению страной привлекались лучшие профессионалы.

В итоге сингапурская стратегия борьбы с коррупцией привела к формированию новых взглядов в обществе.

В число прямых обязанностей сингапурского БРК (Бюро по расследованию случаев коррупции) входит:

  1. расследование правонарушений, обнаруженных в ходе проверок.
  2. рассмотрение поступающих от граждан обращений и жалоб о замеченных фактах коррупции;
  3. предоставление премьер-министру страны отчетов о проведенной работе;

Особое внимание Бюро уделяет тем чиновникам, которые занимают должности, потенциально связанные с коррупционной составляющей.Имея неограниченные полномочия, БРК в Сингапуре может:

  1. вызывать на допросы любых свидетелей;
  2. не дожидаясь решения суда задерживать подозреваемых чиновников и проводить обыски;
  3. осуществлять проверки банковских счетов и долевых активов;
  4. привлечь к ответственности любого гражданина страны.

Говоря о том, есть ли в Сингапуре коррупция сегодня, следует отметить, что в настоящее время пытаться дать взятку в стране не просто бесполезно, но и реально опасно, так как это грозит суровым наказанием. Одним из пунктов программы по борьбе с коррупцией в Сингапуре стала реформа законодательства и судебной системы.В настоящее время к взятке приравниваются абсолютно все подарки или вознаграждения за оказанные услуги.

При этом очень важно, что свою долю ответственности несет каждая из сторон.Сумма штрафов за уличение в подобном преступлении может достигать 100 000$, а в особо тяжких случаях – лишение свободы до пяти лет. Суровость наказаний является одной из причин того, почему в Сингапуре нет коррупции, вернее, практически нет. Каждый чиновник обязан раз в год подать декларацию, доказывающую отсутствие у него долгов, что является своеобразным подтверждением его благонадежности.

Столь эффективные методы борьбы с коррупцией привели к тому, что сегодня Сингапур занимает лидирующие места в мировых рейтингах по экономической свободе и уровню развития.

Сингапур – это уникальное соединение азиатских традиций и европейских достижений. Улицы города-государства поражают чистотой и порядком. В стране действует эффективная система штрафов, что помогает значительно снизить количество правонарушений.Средняя заработная плата в стране – 4000$.

Начинающий специалист в столице может рассчитывать на 3000$ в месяц. При этом стоимость, к примеру, медицинских услуг ниже, чем в Европе и США. Еще одним показателем благосостояния населения страны является наличие автомобиля.

Владельцы авто вынуждены платить немалые налоги и сборы, так как государство старается максимально снизить количество транспорта на дорогах. В частности, первый регистрационный взнос составляет 1000$, а дополнительный регистрационный – 140% от стоимости авто! Так что позволить себе такую роскошь могут априори лишь граждане с достатком выше среднего.

Share: (Пока оценок нет) Загрузка. [rBlock name=after_post return=1]

Как побороли взятки в Сингапуре.

Просто и эффективно.

12 января 2020135 прочитали4 мин.171 просмотр публикацииУникальные посетители страницы135 прочитали до концаЭто 79% от открывших публикацию4 минуты — среднее время чтенияСингапур — город-государство с населением более 5 млн.

человек. В веке ХХ там пышным цветом процветала тотальная коррупция, без подачек не возможно было даже в школу устроить детей, не говоря уже о теневых денежных потоках в правительстве. Однако всё очень круто изменилось с 1970 года. Ли Куан Ю (премье-министр с 1959 по 1990 г.) принял радикальные меры в борьбе с коррупцией.

Ничего сложного, ряд очевидных вещей и сегодня — Сингапур одна из свободных от взяток стран в мире. Ли Куан Ю (бывший премьер-министр Сингапура) фото — iPress.uaПервым делом разогнали всю полицию к чертовой матери и набрали новых людей. Ну не может служащий, ранее бравший взятки, быть честным в будущем, сколько бы не повышали ему зарплату.

Однажды испачкавшись, не отмыться — запашок все равно останется. Вторым делом — чиновников правительства отправил в тюрьму, всем скопом. Вот его многим известное высказывание: «Начав бороться со взяточничеством, первым делом посади трёх своих друзей.

Вы точно знаете, за что, и они знают, за что»Параламент Сингапура в 1974 утвердил Закон о Бюро по расследованию случаев коррупции (БРК), которое получило огромные полномочия в борьбе со злоупотреблениями чиновников.

Если чиновник или любой госслужащий приобрел недвижимость или дорогое транспортное средство (это касается и его ближайших родственников), то ему придется доказывать законность покупки, а также легальность происхождения денежных средств.

Т.е. органам следствия в отношении чиновников никаких доказательств предъявлять не требуется, здесь принцип презумпции невиновности просто не действует.

Если чиновник не докажет отсутствие возможного получения «левых» доходов — пойдет под суд, и не важно, что у следователей не окажется весомых доказательств преступления. В Суде будут принимать решение, руководствуясь объективностью жизни чиновника не по средствам, субъективные оправдания и доказательства не прокатят. Да и вообще работу чиновника получить очень сложно.

Будут проверять всех родственников, в т.ч. братьев и сестер. Кстати, зарплата их ограничена средней по коммерческой сфере. А пересмотр оплаты труда и бонусы дополнительные согласовываются с Парламентом.

В России отмахиваются — мол, страна у них маленькая, уследить за всем проще.

Но эта страна еще несколько десятков лет назад была на самых высоких строках рейтинга по уровню коррупции и воровства, а в самой большой стране СССР воровали гораздо меньше. Сейчас всё наоборот. Просто есть один хороший и верный принцип. Не должно быть неприкасаемых — и министров (и других служащих) и родственников чиновников за взятки — всех по строгости закона — в тюрьму.

Без исключений, с полной конфискацией. Это только у нас в России, чем больше украл и чем ближе к власти, тем меньше срок (а может и вообще пронесёт). Чего только история с Сердюковым и его возлюбленной стоит.

А знаете, как они смогли победить политическую и партийную коррупцию?Затраты на выборы всегда очень огромны, привлекаются деньги спонсоров, которые потом как-то и отдавать надо (например лоббированием их интересов, откатами и др. коррупционными схемами). В Сингапуре законом ограничили траты на избирательные кампании.

И, внимание — сделали голосование не правом гражданина, а обязанностью!

А также запретили использовать транспортные средства для доставки граждан на участки. Сразу отпала возможность платить деньги избирателям для того, чтобы они только пришли на участок и проголосовали за «кого надо». Они и так сими придут, а если нет — получат крупный штраф.

А чтобы политики получили голоса, они просто (ПРОСТО!) строят для жителей школы и больницы, дороги, заботятся о безопасности.

Просто делают свою работу. Оказывается, честно работать политиком и благоустраивать свою родную страну — менее затратно и выгоднее, чем пустые обещания по всем СМИ, траты на избирательные кампании, взятки и откаты, подкупы. Оппозиция также всегда имеет определенный процент голосов, но только из-за того, что некоторые жители принципиально за них голосуют, чтобы те имели представительство в Парламенте (дабы иметь возможность давления на правительство).Кроме того, в стране существует принцип ротации чиновников, проводятся внезапные проверки и обыски, поддерживаются независимые СМИ.Вот изучаешь опыт других стран, и всё больше мысль одна в голове утверждается. А почему наши чиновники, министры и депутаты не могут принять очевидные меры против коррупции?

А как тогда получится? Они сами себя что-ли истреблять начнут?Я думаю, Вам будет также интересна моя статья про успешную модель борьбы с коррупцией в Китае — Спасибо за внимание, и не забывайте подписываться на канал и ставить!